Вверх страницы

Вниз страницы

Фэгорт

Объявление



  • Основное
  • По игре
  • Требуются
Администрация
Модераторы


Полезные ссылки
Главная новость: Форум переехал! Адрес: http://fegort.f-rpg.ru/
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
16.04.2013 А у нас новое обновление связанное с игрой, а в частности со временем суток. Ознакомьтесь.

Высказываемся по этому поводу здесь.
14.04.2013 У нас обновился дизайн.
Высказать своё мнение можно здесь.
07.04.2013 У нас проводится перепись населения, всем отписаться Здесь.
06.04.13 У нас была обновлена погода в таблице, ознакомьтесь перед тем, как начинать отыгрыши.
26.03.2013 У нас небольшие изменения касающееся магических способностей драконов и прочих мифических существ. Ознакомиться можно здесь

Так же скоро будет проводиться набор в состав проверяющих анкет и АМС, поучаствовать смогут все желающие.
Ознакомиться можно в теме "Объявления" и "Мнение игроков о нововведениях".
12.03.2013 У нас небольшое нововведение касающееся магических способностей драконов и прочих мифических существ. Ознакомиться можно здесь

Здесь вы можете высказать ваше мнение касательно нововведений.
10.03.2013 Итак, дорогие друзья, я решила сменить дизайн. Дабы довольны были все, я провожу опрос. Если у вас есть предложения, пожелания, касающиеся нового дизайна, или же вы хотите помочь.

Каким будет новый дизайн? Прошу вас в ЭТУ тему, обсуждаем.
10.03.2013 У нас появилось несколько новых мини квестов, записываемся, играем. Прошу всех заинтересовавшихся в эту тему.
05.03.2013 Итак, сегодня Фэгорт был зарегистрирован в RPG топе, дружно радуемся, нажимаем на кнопочку топа. Так же была создана групп ВКонтакте (ну а вдруг?), если хотим заходим, радуемся.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Наша группа ВКонтакте
Погода и время в игре
В игре сейчас Зима.
Остров Валло
Утреннее солнце не было видно на небе, зато тонкие облака, тянущиеся, кажется, чуть ли не до самого горизонта, переливались золотом. Ночь была тёплой, рыхлый снег легко слипается, скатывается в комки и прилипает к шерсти, делая утреннюю прогулку не таким уж приятным занятием. А вот к полудню начинает холодать, облака уплывают вдаль, открывая взору пронзительно голубое небо и солнце, кажущееся маленьким и холодным. После полудня и вовсе ударяет морозец, превращая подтаявший снег в ледяную корку, а сугробы в горки. Солнце совсем не греет, и морозная погода на Валло продолжается до глубокой ночи. Зато в такую погоду очень красивый закат. Садясь, солнце украшает безоблачное небо фонтаном красных, оранжевых и жёлтых брызг.

Остров Фелин
Ночной снегопад к утру прекратился, но серые, растянутые по небу тучи не спешили уходить. На острове беснуется холодный ветер, играя со свежим снегом и нагоняя всё новые и новые сугробы. После полудня небо проясняется, ветер прижимается к земле и заметно успокаивается, тем не менее не прекращая гонять снежинки. Солнце, лишь иногда прикрываемое лёгким, заплутавшим на огромном небе облачком, ярко и уверенно светит, нагревая спину и бока кошачьим. Но снизу, как будто из глубины земли, наплывает холодный воздух, подмораживая лапы и живот. Солнце и земля как будто соперничают друг с другом, и температура на острове постоянно колеблется. К вечеру солнце утрачивает свой пыл, на острове холодает. Ближе к ночи небо над Фелином накрывает некрупная, но мощная туча и начинает посыпать остров крупными красивыми снежинками.

Остров Киджан
Утро на Киджане было красивым. Ночная изморозь покрыла весь остров инеем. Земля, деревья, гривы, перья: всё засеребрилось в лучах утреннего солнца. Но светило быстро взяло своё и растопило творение мороза, намочив землю. До полудня погода прекрасна, прохладно и свежо. Но после солнце начинает припекать. На открытых пространствах становится душно, только леса и гроты способны дать необходимую прохладу. Вечером над островом проплывает туча, не принёсшая, однако, никаких осадков. Проясняется только ночью, когда солнце уже село за горизонт, и на небе царствует луна.

Остров Крипт
На Крипте утро безветренно. Встающее солнце проглядывает сквозь перистые облака на горизонте, а туча над восточной конечностью острова усыпает его густым пушистым снегом. К полудню она уползает дальше на восток, облака растягиваются, открывая криптонянам солнце. Но вместо ласкового солнышка они получают жестокое светило. Оно не может разогреть остров как сковородку, но снег вскоре начинает таять, становясь липким и рыхлым. Если прислушаться, можно услышать, как под сугробами текут маленькие ручейки. Днём, вместе с длинным облаком, закрывшим солнце, на остров приходит прохлада, но длится недолго, и вскоре всё снова начинает таять. Успокаивается светило только вечером, снижаясь к горизонту. На Крипт снисходит долгожданный морозец и красивый закат. Ночь ясная и звёздная.

События в игре
На Фелине всё как всегда, происходят мелкие стычки на границах двух стай, каждая из стай пытается захватить остров, происходят сражения за определённые территории, сейчас, это кажется, происходит реже, несмотря на это атмосфера накаляется, ведь вероятно, что это лишь затишье перед бурей, перед серьёзной кровопролитной схваткой. Вопрос лишь в том как скоро это произойдёт.

На Киджане обеспокоены происходящим на других островах, но волнений особых нет, всё спокойно, вероятно, потому что на Киджане нет власти, которой могли бы быть недовольны, тоже самое и на Крипте, их происходящее на других островах почти не беспокоит.

События, произошедшие на Феллине, эхом разнеслись по всему Фэгорту. Кто-то просто неодобряюще качает головой, кто-то следит за тем, чтобы самому не потерять власть, а кто-то решает последовать примеру Пятерых. Вот и на Валло начинает появляться заговор. <читать далее, Квест Валло>

Аэльсия: трехгодовалая избранная вольная волчица, Валло.
Способности: апитеризм, контролирование растений, управление погодой
Краткая информация: красивая белоснежная грациозная волчица. Добрая, открытая, сострадающая, умная, близкая к природе - основные черты характера.

Этэль: старейшина, 9 лет.
Способности: пассивная - Альтер Эго, активная на ваше усмеотрение.
Краткая информация: уважаемая белая волчица. Со своими Альтер Эго живёт мирно, это даже спасает её от одиночества. Умна, рассудительна, приветлива, но немного отстранена от мира сего.
Роль: старейшина в королевской стае Валло и Ордене Сов.

Сарантия: пятигодовалая кобыла, Киджан.
Способности: Апитеризм, Контролирование растений; Энергообменник.
Краткая информация: добрая и всепрощающая, довольно мудра, и старается никого не обделить, если это справедливо. Кобыла имеет очень красивый тёмно-каштановый, почти багровый окрас с тёмно-рыжими подпалинами.
Роль: Избранная

Нордон: пятигодовалый волк, Валло.
Способности: пассивная - невидимость, активная на ваше усмотрение.
Краткая информация: подловат и остр на язык. Излишне самоуверен. Не слишком силён, зато ловок и изворотлив..
Роль: будущий предатель.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фэгорт » Территории » Лес Шеогарт


Лес Шеогарт

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s3.uploads.ru/oR9eX.png

В странном-престранном мире, на странном-престранном острове, среди странных-престранных тварей, со странным-престранным названием расположился... самый обычный-преобычный лес. Единственное прибежище для обезумевших от обилия странностей этого острова нормальных существ. Как-то тут подозрительно прелестно - успокаивающий вид на речку, приветливое солнце робко выглядывает из-под мягких еловых лап, трава пружинит под ногами... Только неимоверно тихо. как будто ты оказался в безвременье. Даже птицы не поют, мотылек мимо не пропорхнет. Спрашивается, что тут произошло? А все просто - лес в качестве своих владений облюбовал род неких древних драконов, держащих в страхе все окрестности и при упоминании своего имени наводящие страх на остальных существ. В прочем, это и объясняет его странное название, данное в честь именования вышеуказанного драконьего рода.
Рискнете ступить на их земли?

Отредактировано Шелти (2013-02-18 15:58:29)

2

Начало игры.

Главное — сделать первый шаг. Это самое трудное.

Суровая зима-матушка наступила так внезапно. Природа готовилась к ней: грызуны запасались едой; птицы улетели на юг, кроме тех, кто привык к холодам; животные ушли в более теплые места. Все вокруг опустело. Некогда разноцветные деревья стали голыми и покрылись тонким инеем. На их огромных и толстых ветвях висит снег, который от ветра красиво падает на землю, кружась в дружном хороводе снежинок. Поля, на которых цвели вкусно пахнущие цветы, накрыло белоснежным пуховым одеялом, искрящимся в утренних солнечных лучах. Озера, реки и моря покрылись толстым слоем льда, поверх которого лежит снег. Снег... Он повсюду! Вместе с ним пришли холода, поэтому всем зверям нужно искать себе надежное теплое убежище на случай морозов.
По свежим сугробам, почти в них не утопая, к опушке леса мчался эммесмерский волк. Возможно, все происходящее было сном, но привкус железа во рту говорил обратное: настоящее было явью. Сколько времени прошло, с тех пор, как он последний раз ел? Гарм не помнил. Сам и виноват. Никто, кроме него не мог поставить перед ним цель - пообедать первой попавшейся жертвой. Но жертв-то не было...
«Ну и куда тебя снова занесло, Лёд?...»
Самозабвенно вышагивая, он осматривал окружающую местность. Никто пока не выскакивал из-за кустов, но и никакой живности не наблюдалось. Видимо, вся мелкая добыча еще спала. Поглубже вдохнув воздух, морозные иголки которого неприятно пощекотали горло, он, переводя дыхание, медленно опустился под одно из голых деревьев. Почему-то не было ощущения прохлады, исходящего от земли, что немного раздражало волка. Все-таки, отдохнуть в его понимании - значит охладиться. Оттолкнувшись лапами от земли, Блёдхгарм начал кататься на спине, невольно подергивая своими лапами. Вскоре же, он почувствовал, как холод пробирается под шкуру. Светлый замер в таком положении среди разнообразных деревьев, совершенно не интересующих любого хищника. Он смотрел на небо, укрытое покрывалом тумана. Деревья теперь стали литыми чугунными скульптурами, силуэтами в театре теней. Запахи будоражили воображение. Хищник одной лапой был в царстве Морфея. Ему виделись огромные олени, на которых всегда охотилась его стая; чёрный волк с грустными глазами, смотрящий на приближающуюся опасность, но не желающий даже двигаться с места. И Блёда даже вроде помнил, кто это был, как его звали... Но воспоминания с каждым разом ускользали все больше. Даже в первый месяц, он не мог подробно воскресить в памяти эти образы. Ну, а сейчас одиночка задавался только одним вопросом: Это действительно настолько важно, чтобы вспоминать? И на этот вопрос был ответ: Нет. Эммесмера даже не был уверен, что эти картины были настоящими. «Все слилось в одно...» — Про себя вздохнул он.
Ветви медленно покачивались на ветру, легко поддаваясь воле потока воздуха. Они стонали под натиском воздушной стихии, словно выла целая стая умирающих волков. «Ветрено...» — Рассеяно подумал хищник. Он все ещё не понимал, где находится. Самец попытался зацепиться за осколки воспоминаний и собрать их заново в целостную картину, что получалось не особо удачно. Он зевнул и попытался встать на лапы. Затекшие мышцы отказывались сдавать свои позиции, поэтому убийца рухнул на землю. 
Я не могу встать? — На морде эммесмеры заиграло удивление. Тряхнув головой, он повторил свою попытку подняться, которая, надо признать, увенчалась успехом.
Тут уже не забыл напомнить о себе и урчащий живот. «Неудивительно.» — Ухмыльнулся волк. До этого он не ел недели, эдак, две.  Оставив размышления, светлый поднял морду к небу и, с помощью обоняния, определил местонахождения разных существ.
Вон, за деревом грызет желуди белка, но слишком маленькая, чтобы тратить на нее время и силы. А среди кустов прячется худощавый кролик... Уже что-то.
Стоп.
Здесь не только мелочь.
Есть кто-то ещё.

3

Этим кем-то была чёрная волчица. Она уже ступив на остров, жалела о том, что пришла. Крипт славился морозами, а они так сильно ударили в этот раз.
Шерр поёжилась. Она почуяла запах волка. И не простого волка. Но она пофигистично шла дальше. Она вообще не знала, куда идти и просто брела по промёрзшей земле, по снегу, насту... Вообщем, делать было нечего.
Шерри шла, проваливаясь чуть ли не на каждом шагу и мысленно себя ругая, мол, зачем сюда припёрлась. Но всё-таки она продолжала идти.
Вот зачем, зачем сюда пришла...? Только я могла зимой прийти туда, где мороз самый суровый - Шерри шла, мысленно рассуждая, почему она всё ещё здесь - Так-так, а запах этого волка всё ближе...
Шерри выглянула из кустов. Волк, крупнее Шерри стоял и принюхивался. Очевидно он тоже уже почуял её. Но другие волки бы просто исчезли, убежали, а Шерр от нечего делать выступила вперёд. Чёрная волчица оглядела огромного волка оценивающим взглядом, сверкнув своими лазурными глазами.
Ну хоть кто-то - решила Шерри, однако понимая, что встреча с этим обитателем Крипта принесёт мало хорошего.
Настроение ни к чёрту. Скукота, даже поговорить не с кем.

Отредактировано Sherrie (2013-02-20 21:33:52)

4

Голод не тетка,
Пирожка не подсунет.

Блёдхгарм еще раз с шумом вдохнул чистого воздуха и довольно выдохнул через пасть, выпуская перед собой толстую и хаотичную струю пара.
Тишина.
Она всегда сопровождает настоящего хищника.
Необычный. Дикий. Сильный. Вольное существо, у которого есть свобода в сердце. Сила воли и мощь, которая не идет в сравнение ни с одним выдрессированным питбулем. Нет. Эта сила идет изнутри, оттуда, где бьется небольшой орган, дающий жизнь всему остальному.
Восхитительно.
Гарм замер. Принюхался. Он пытался опознать, кому принадлежит этот запах. Кит-убийца в памяти восстановил все запахи, которые только знал. Конечно, знал он их очень много. Раньше он охотился исключительно вместе с другими представителями своего вида. В основной его рацион входили кролики, олени, овцебыки, иногда эммесмерские волки не упускали возможности завалить медведя... И каждый аромат он помнил. Да, некоторые нотки могли отличаться, но общей картины это не меняло. И то, что Блёда учуял, было очень похоже на запах довольно таки крупной добычи, которую он когда-либо видел. Этот запах.. Исконно волчий. Голодный желудок, давно не получавший "подарков", твердил громкое "Убей!". И подкрепил это громким урчанием. Конечно, светлый был сильным охотником и бойцом. Да и в искусстве выслеживания и убийстве добычи эммесмера был профи. Длинные лапы и мощные челюсти грозили более мелкому сопернику неминуемой смертью. И главное, болезненной. Волку было до жути приятно видеть предсмертную агонию убитого существа. А тех, кто предпочитал есть дичь заживо - игнорировал и презирал. Принцип - есть принцип. И отступать от него нельзя. Лёд все же сдался под удвоенным напором желудка, так как знал, что спорить с ним бесполезно. Тем более, что такой лакомый кусочек выпадает невероятно редко...
Хруст снега.. Его уши тотчас метнулись в сторону источника звука. Темная тень стояла в нескольких шагах от самца. Эта ситуация всколыхнула в памяти Блёдхгарма некую сцену, очень похожую на эту... Только это была не охота, нет.
«Оу, да она же совсем одна... Прекрасная добыча.» — Конечно, для кого-то другого, возможно, было бы противно убивать такое милое создание, которое каких-нибудь года 3 живет, но для Гарма это была лишь добыча. Конечно, он знал, что это существо такое же, как он, только меньше и другой "породы". Конечно, он знал, что каждый имеет право на жизнь. Но чтобы выживать - приходиться убивать. Да и вообще, если поразмыслить как философ, то можно дойти до такого вывода, что эта волчица уже мертва, ведь она тут вместе с эммесмерой, а значит, дальнейшая судьба этой сучки еще меньше должна волновать хищника.
Ты кто?! — Лаконично прорычал самец, остановившись буквально на сотую долю секунды, а затем стремительно и резко выпрыгнул вперед, оттолкнувшись мощными лапами от земли и в одно мгновение оказавшись позади незнакомки. Шерсть на загривке эммесмеры начала вздыматься к небу, ощеренные клыки показывали, что это существо добрых намерений не имеет вовсе. Пронзительный, холодный и хищный взгляд альфы не оставлял ни частички незамеченной. Он буквально сканировал стоящую перед ним самку. Расплавленный рубин его очей пылал неким безумством, вселяя в любого, посмотревшего в эти глаза, неимоверный страх.
Страх перед смертью.

5

- Ты кто?! - прорычал  гигант. В глазах было лишь желание убить, и, насколько поняла волчица, она должна была испугаться. Наверное да, раньше бы она испугалась.
Сейчас её жизнь ничтожна. Она ничего бы не потеряла и вполне сознательно делала шаг "в пасть охотника". Что ж, в словах волка она сразу поняла, что тот определённый лидер, ничего другого признать не сможет.
- Это столь важно, если я в течении минуты сдохну? - холодно заметила Шерри, выходя из тьмы. Теперь её чёрный мех казался ещё более тёмным, угольным...  глазах её не было ничего. Она не любила "машин-убийц", который ничего не разбирая уничтожают. Уничтожают всё.
В небе пролетели чёрные вороны, громко крикнув на своём языке. Почему-то Шерри догадалась, что они ждут, когда этот самец прикончит свою новую жертву.
Пусть грохнет. Будет больше кислорода, - Шерри ухмыльнулась своим мыслям.
-Давай, не стой как пень, - нагло улыбнулась угольная волчица, - Нападёшь, убьёшь, сожрёшь... я ничего не упустила? - спросила волчица, растягиваясь ещё больше в улыбке.
Шерр прищурила глаза и его раз быстро оглядела волка. Жаль. Да, весьма жаль. Жаль, что он уюбивает, не смотря ни на что. Ну впрочем неважно.
Затем волчица подняла глаза к небу, оно было пасмурное... Шикарный день, чтобы сдохнуть - промелькнула мысль. Шерри переминалась с ноги на ногу, ожидая своей участи.
Вороны спустились поближе. Они сели на ветви ближайших деревьев и с нетерпением ждали своей порции. Шерри посмотрела и на них.
Одним словом - природа не радовала. Было скучно... Но у Шерри в голове был такой вариант, что эта глыба её не съест.

6

Эммесмерский волк что-то проворчал. Что-то нечленораздельное. И поскреб когтями по промерзлой земле. Этот новый запах... Он будоражил кровь. А звуки тишины рисовали атмосферу таинственности.  В воздухе прямо таки витает романтика... Слишком низко пролетел черный, как смоль ворон, почти неразличимый во тьме лесных гигантов. Лишь капли влаги серебрились на его гладких перьях. Светлый проводил его взглядом, облизнув бархатные чёрные губы.
Хищник пока не стал принуждать тёмную волчицу к «тесному» контакту. С опущенной головой, он стал обходить ее с бока. Лапы утопали в снегу, но упорства у Гарма было достаточно, чтобы настырно следовать вперед. Нос дразнил этот щенячий запах, а из недр его горла вырвалось утробное рычание. За пеленой нахлынувшего адреналина волк все же понимал, что нужно сохранить остатки разума, который потихоньку тлел под натиском огненной ярости.
И вот, обойдя сучку, он вновь оказывается перед ней. Возвышаясь над волчицей, Блёдхгарм смотрел на нее сверху вниз, оценивая потенциальную жертву на сегодняшний день. Губы изгибались в подобии ухмылки, переходящей в ярый оскал. Алые глазищи зажглись ярче. Он вздернул роскошный пушистый хвост, который поднял настоящую метель. Красота! Если бы они шли были влюблены друг в друга, то Гарм сделал это для добавления шарма в прогулку. Но тут дело обстоит иначе. Он демонстрировал свое превосходство. Он выказывал все свое "я". На морде Блёда не было выражено никаких эмоций, разве что псевдоярость.
«Ей жить надоело?» — Усмехнулся он, звенящий колокольчиками внутренний голос звучал невнятно и приглушенно.. Он сделал шаг, и еще один. Опустив морду до уровня незнакомки, хищник щёлкнул челюстями в жалких миллиметрах от носа той.
Ничего не упустила, — Повторил он, словно попробовала слова на вкус. Блёда невозмутимо стоял перед волчицей, вздыбив шерсть, готовясь сорваться. Светлый был очень внушительных размеров, но и эта особь, фактически, не была клубком шерсти. Хотя, это с какой стороны посмотреть.
Сейчас, стоя нос к носу с незнакомкой, Блёдхгарм хоть и чувствовал гнетущую необходимость отведать чужой крови, однако, все его естество твердило совершенно иное. «Что за ересь...» — Рыкнул в сердцах сухопутный  кит-убийца, стараясь собраться в кучку. Вновь ощеренные клыки показывали, что не смотря ни на что, духом волк по прежнему куда крепче, чем может показаться. Он напрягся на секунду. Глубокий вдох. Три-два-раз. Выдох. Нельзя терять контроль.
«Умная девочка,» — подумал самец и невольно морщился, приподнимая верхнюю губу и в который раз обнажая клыки. Рубиновые очи потемнели от трудно сдерживаемой злости. Не бежит.. Не атакует.. Улыбается! Абсурд! Но такой исход был не в новинку для Льда. Обычно, именно такие психи, не побоявшиеся встретится с ним "морда к морде", и становились его сладенькой компашкой.

7

После слов, что она ничего не упустила, Шерри никак не отреагировала.
- Я не из тех трусливых шакалов, которые чуть что бегут.. Но несколько обидно, что такие твари как ты, остались - голос звонко разнёсся эхом по лесу, птицы вспорхнули с ветвей.
Она не собиралась бежать. Но даже если бы собралась, то уже поздно. Шерр прикрыла глаза и втянула воздух, а затем тонкой струёй выпустила через рот.
Шерсть даже не поднималась на холке - вся идеально лежала, приглажена, черна... Ничто не нарушало её спокойствия. Глаза холодно светились наглостью и насмешкой. Ох, как она умела это делать - улыбаться в лицо опастности... Она очень много рисковала в своей жизни, которая сейчас ничего не стоила. По крайней мере так считала сама Шерр.
Снег мягко сыпался на остров. Шерсть Шерри покрылась снежинками, но волчица не торопилась их сбрасывать.
Вороны вернулись. Самые смелые сели поближе, на ветки пониже, чтобы первыми ринуться к остаткам волчицы... Шерри представила и лишь ухмыльнулась. Такая смерть ей, однако не очень нравилась. Банально.
Затем Шерр стала изучать волка. Да, он был крупнее. Да, Шерри даже не собиралась бороться. Смысла нет. Ни в чём. Волк обошёл её, так сказать, изучил и стал над чем-то думать. Странно, что он до сих пор думал, а не жрал её мясо.
Молчание несколько затянулось. Даже мой убийца со мной не говорит - подытожила Шерр, садясь и смотря прямо в глаза исполина. Да, у неё был всё тот же пофигистичный взгляд. Жизнь не имела ценности, а имела только цену.

8

Сердце так и твердило: "Убей, убей, убей". А разум восставал против этого возгласа. Внутри эммесмеры сейчас велась жестокая война, исход который будет известен позже. Немногими мгновениями позже.
Любовь к убийствам меня погубит, — усмехнулся светлый, решив списать все на нетрезвый разум. Не стоило чересчур баловать сучку своими мыслями, которая до сих пор оставалась с ним столь "дружелюбной".
Твари, как я?
Вопрос повис в воздухе. Блёдхгарм озадаченно посмотрел на небо. Картинка мира сдвинулась ещё в тот момент, когда он потерял семью. Словно кто-то обрезал киноленту, вырезав большой кусок и склеив концы. Волк перевел взгляд на тёмную. Рубиновые очи уцепились за это создание, как за спасательную соломинку. Такая хрупкая в его глазах, но невероятно отважная!
«Гарм!!!!!  Очнись!!!  Достаточно игры... »
Ха... хаха... — Он сделал глубокий вздох. — Ахахахахахахахаха!
Морда его исказилась, превратилась в хищную маску. Глаза смотрели в никуда, полыхая искоркой чего-то неопределенного, непознанного. Внезапный смех прекратился так же как и начался. Как если бы в темном подвале зажгли свет, и он, из жуткого места, превратился в уютное помещение.
Беспощадный ветер трепал светлую шерсть юного убийцы, ледяные капли кружились вокруг в вихре, игнорируя земное притяжение. Подвластные лишь ветру, они барабанили по спине, по голове, по хвосту.
Свет, тьма, время..
Что он тут вообще делает? Он не сможет ответить на этот вопрос, также как и на многие другие. Но в этом нет надобности. Зачем задавать вопросы, если некому ответить на них?
Безумный не уловил логики в своих мыслях, не увидел последовательности в действиях. В его крови играл адреналин. И скажите, разве это незаметно?
Ты... т-ты... Просто... — Вихрь эмоций не давал Блёду произнести что-то более-менее связное. Он рявкнул что-то нечленораздельное, ударив себя по мощному боку роскошным хвостом.
Любые эмоции не случайны, верно? Странно, что эммесмерский хищник вообще задумывался о своих эмоциях. По спине прошла судорога... Не холодно, нет,  это просто лишнее движение.
атмосфера создалась пусть не напряженная - чего уж напрягаться - но определенно не приносившая никому из двоих особого комфорта.
В целом, волк привык к достаточно эмоциональным встречам: очень часто, едва завидев его светлую шубу, собеседник или уходил сам, чертыхнувшись, или - что еще чаще - отправлялся в неизведанные дали насильно. Сейчас же никто никуда никого не посылал, никто никуда не уходил, а проявляли великодушное хладнокровие. Это даже немного льстило Гарму.

9

- Любовь к убийствам меня погубит, - насмешливо сказал волк, как казалось, сам себе. Однако чёрная волчица не удержалась - над же было в последние минуты жизни отыграться.
А разве ещё не поздно? - отозвалась Шерри, даже не смотря на гигантского волка. Она думал о тех самый воронах, которые с нетерпением ждали еды, переминаясь на ветвях и перекликаясь. Они, чёрные как смоль, сидели, редко замолкая... Казалось, они уже разделили остатки Шерр.
Последующие ответы она пропустила мимо ушей, занятая своими мыслями. Она уже покрылась приличным слоем снежка и не отряхивалась - было ей настолько лень.
- Ты... т-ты... Просто... - что-то пытался сказать волк, а Шерри с полным непониманием и усмешкой следила за нелепыми попытками. Эх, это ей казалось столь нелепым, смешным... О, как это мило выглядело.
- Что молчим? - язвительно и раздражённо спросила Шерр, наконец, отряхнувшись. Теперь Шерри была просто чёрным пятном на фоне белого снега. Полная контрастность всему. Абсолютно.
Тишина тяготила, но Шерри никуда не спешила и с умилением смотрела на всю ситуацию. С морды не сползала усмешка. Усмешка над волком, над нелепостью ситуации.
Конечно, Шерр не раз рисковала шкурой, но впервые была жертвой, но того хуже, добычей того, кто с ней одного вида. Она ходила по тонкой грани между жизнью и смертью - ходила по обрывам, тонула... Но такого ещё не было. Но ещё чёрную волчицу удивляло то, что он ещё думает. От этого она улыбалась ещё больше. Комичность ситуации просто не могла не заставить её улыбнуться.
Было холодно. Мороз усиливался, температура стремительно падала. Снег стал больше сыпать, а лапы волчицы стали мёрзнуть, а самой ей казалось, что она примёрзла к насту. Сама шерсть тоже изрядно промёрзла - обледенела в комочки прямо на шкуре. Конечно, Шерри было неприятно, но избавиться от этого она не могла. Однако несмотря ни на что взор её был ясен, спокоен, в то же самое время в нём отражалась все наглость и её параллельное отношение ко всему, происходящему вокруг.

10

Жизнь – это большой сюрприз.
Я не понимаю, почему бы смерти не стать не меньшим.

«Куда дальше полетит эта душа?» — Ведь насколько Гарм смог понять, она уже мертва, а куда может идти уже мертвая душа, ну или... В общем, волк запутался и решил продолжить эту философскую дискуссию как-нибудь потом. Тут же  он успел запутаться с расчетом во времени и теперь с равнодушным видом поднял морду к небу, для того чтобы оценить время суток. Но, честно говоря, на небе не было ничего определенного, поэтому самец опустил голову, так и не узнав точно, что сейчас - утро или же вечер. Но Лёд не пожелал по этому поводу сейчас париться и напрягать свои мозги. Это такой пустяк! Какая ему вообще разница: какое сейчас время суток? Однако же, кое-что позитивное от этих гляделок в небо хищник получил. Его через чур утомленное состояние заставляло его куда больше думать, чем делать. Возможно, он убивал именно для того, чтобы становиться еще более помешанным на убийствах. Возможно, тот, у кого в руках ножницы и нитки с жизнями, хотел посмотреть на жестокую игру этого хищника. На его игру с своей жизнью и игру с чужими жизнями, которые Блёдхгарм умело обрывал. Правда, на счет Всевышнего... В него эммесмера мало верил, ведь он не любил верить в то, что им управляет. Он не любил играть по чужим правилам. Он всегда их ломал и пресекал, а сам следовал лишь по своим, лишь для своей выгоды. Он обожал уничтожать чужие планы и не терпел, когда уничтожают его.
Отвечать на такие презрительные усмешки со стороны суки - дело черни. — А разве ещё не поздно? — Данную фразу Блёдхгарм воспринял за комплимент и начал довольно щуриться. Волк серьезно кивнул, сорвавшись в доверительный шепот; зябко пошевелил плечами, теперь на совсем уже решив остаться. Просто так он, конечно, не сдастся.
Хочу и молчу.
Его длинный хвост взметнулся вверх, в сторону, снова вверх. А потом он уже оказался на морде волчицы, поглаживая её по скулам. Со стороны это выглядело так, словно Блёда заигрывает с этой волчицей. Но это было далеко не так. Все дальнейшие действия проходили в считанные секунды, и вряд ли кто-то сейчас мог заставить эту машину отступить и изменить участь его добычи. Остановившись буквально на сотую долю секунды, Гарм стремительно и резко рванул вперед. Что было сил светлый врезался в грудь жертвы, щелкнув зубами в попытке ухватить самку за холку.
Этого светлого хищника не так легко провести, ведь его научила, можно сказать, сама смерть быть осторожным. Ведь именно эта тетка дарила столько шансов выжить этому волку.

11

Шерри особо не сопротивлялась. Да, она мгновенно телепортировалась неподалёку. Она могла делать это быстро и легко. Особо умирать ей не хотелось и она просто прикалывалась над гигантским волков-переростком. Убьёт - ну и пускай, но он никуда не денется, да и она сама не убежит.. надо же было отыграться перед волком.
А сейчас, как поняла Шерри, пришло время для бинаризма. Ну пока она его не использовала, но ждала подходящего момента.
Шерри поёжилась. Настроение было отвратительное, но всё-таки, хоть смерть была так близка, она была как обычно весела, язвительна и раздражительна. Вся ситуация была комична и Шерр довольно улыбалась.
Теперь Шерри решила немного ему отомстить. Её хвост тоже взметнулся и с большей силой ударил переростка по морде. Она немного отошлаи села.
- Я не собираюсь ничего говорить, делать, потому что всё бессмысленно, - Шерри чётко осознавала, что ей не по силам волк, а бежать она не собиралась.
*чисто интересно - чем всё кончится и кем они будут друг для друга. И кстати, моя фантазия иссякла*

12

Беги-беги... Еще побегаем... — Пробубнил волк в ее сторону и «нахохлившись», как воробушек, повел в сторону. Ветер был прохладным, никак не хотел утихать, все время гулял по лесу и действовал Гарму на нервы. К тому же сегодня у него было до жути паршивое настроение, а вот охота лучше всего могла помочь выпустить пар и перекусить, и заодно убрать этот привкус железа во рту, и размять мышцы.  На морде его появилась хитрая улыбка, обнажая клыки, все ещё готовые вцепиться в жертву. Жертвой на сегодня стала эта самка, которая сейчас по дерзки ударила хвостом Блёдхгарма по морде. Ой, зря. Ой, зря... Только её "метелка" коснулась щеки Льда, как он впился в плоть своими клыками, резко потянув волчицу на себя.
Смысл есть во всем, — Небрежно бросил он, выплевывая слова вместе с хвостом волчицы, которая теперь лежала перед ним. Такая покорная... Морда Блёдхгарма растянулась в улыбке, а-ля "Добро пожаловать в Ад" . Удивительно, выглядела он вполне радушно.
«В миротворцы записался?» — Звенящий колокольчиками внутренний голос звучал как-то чуждо. Раздув тугие ноздри, эммесмера прикрыл глаза. Новый запах щекотал ноздри, отчетливый, свежий, он ясно запоминался. Ничего такого божественного, намека на знак или символ; ничего такого, чтобы выделить эту волчицу и понять, что дух вел сюда, именно к ней. А может, от светлого просто ускользала та невидимая нить. Сердце тут же кольнула и укусила поселившаяся неуверенность в том, что же Гарм делает. Но игра была принята, пусть и слегка поспешно.
Скукота. Вечная скукота. Природа. Краски. Пение птиц. Гул ветра в ушах. Всё так просто. Ничего особенного. Единственное, что сейчас волнует этого могучего волка - тушка, лежащая у него перед носом. В ушах зазвенело обычное пение птиц. Их ничего не волнует, ничего не беспокоит, ничего не волнует. Только сиди на ветке и напевай себе песню. Как можно так жить? Можно и очень даже хорошо. Их, по правде, ничего не волнует. Не волнуют проблемы, не волнуют войны, охота. Их не беспокоят проблемы с неисследованными территориям. Не беспокоит ничего.
«Стоп! С каких это пор ты стал философом?!» Он нахмурился. И правда, слишком много ненужных мыслей. Они не помогут ничего решить, они не способны на это. Альфа самец даже повернул голову куда-то в сторону. И так всё ясно.

13

- Смысл есть во всем, - философски сказал волк, на некоторое время задумавшись.
- И скажи-ка мне на милость, что изменится, если я что-либо скажу? - спросила волчица, уже лежащая перед волком. Она снова совершила короткую телепортацию на несколько метров.
Чёрная волчица встрепенулась. Холод пробирал до костей. Ветер усиливался. Настроение было отвратительным. Волчица вздохнула. Она мысленно вспомнила всё, что случилось в жизни, о своих друзьях.. а пропади всё пропадом.
Шерри вытянулась, приподнялась, глубоко вздохнула. В глазах зажёгся огонёк то ли ярости, то насмешки... Она будет готова сражаться... Хотя всё возможно. Она сама понятия не имела, что будет делать дальше, но в глазах была решимость. Решимость на всё.

14

Будь он не таким хмурым, он бы смеялся. Но сейчас морда его была совершенно бесстрастной, а глаза не выражали  ни единой эмоции и были пусты, словно стеклянные. В душе он чувствовал легкое презрение к волчице, которая  так часто использует магию. Конечно, иметь магические способности хорошо, но Гарм предпочитал убивать естественным путем. А если дело доходит до крайности, то там можно уже и применить парочку своих уловок. 
В алых глазах на миг мелькнул азарт, вновь стремительно сменившийся пустотой. Не агрессия, не злоба и не раздражение, только азарт.
« — И скажи-ка мне на милость, что изменится, если я что-либо скажу?» — Задала вопрос черная. Но морда Блёдхгарма не выражала ровным счетом ничего, разве что левая  бровь чуть заметно приподнялась, словно в легком недоумении. Лишь два кровавых омута зловеще сверкнули. Все воспринимали Блёда, как сильного, жесткого и независимого самца, который никогда не полезет в карман за ответом.
Одно слово может изменить все. — В его голосе звенела сталь. Властный тембр, расправленные плечи - все свидетельствовало о том, что этот хищник считает себя высшим существом. Внезапно он развернулся, подняв своим хвостом очередной сноп снега. Он удалялся от нее красиво. Остальное его не волновало.
Гарм глубоко вдыхал запах зимнего леса; тот щекотал глотку тяжелой влажностью. Сухой треск наста под лапами отвлекал от прочих шорохов, заставлял теряться в звуках. Он шел вперёд, тихо ступая по погруженной в сон земле.
Лед повел мордой из стороны в сторону. Сощурившись, светлый всматривался в наступающие сумерки чащи старого леса. Ни души, кроме черной, оставшейся позади. Волчье сердце, отбивавшее ритм о грудную клетку, то пронизывалось измученной пустотой, то наполнялось гордым осознанием своей независимости.

15

Волк уходил. Шерри подняла глаза.
- Я ни слова ни сказала, а ты уходишь. Причём я ещё жива, - её звонкий смешок разнёсся эхом по лесу, - Я сейчас скажу колоссальную вещь: ты не хочешь меня убивать. Можешь, но не хочешь. Ты не используешь магию, а я использую, так как не имею физической силы. И, кстати, я б не убежала - я просто развлекала. Перед смертью надо было наиграться, - Шерр пошла за ним, но более неторопливо.
Она хотела большего. Ей было мало, что её чуть не убили, Шерри шла дальше, ей видите ли хотелось ещё большей опасности и она улыбалась. Улыбалась нормально, но в любой момент эта улыбка могла перерасти в саркастическую ухмылку.

16

Слишком много снега и, пожалуй, тяжких воспоминаний. Душа кишела призраками прошлого. Оттого и настроение Блёдхгарма портилось, становилось мрачным и дождливым. Его глаза наполнялись кровавыми туманами, светящимися алым блеском в свете солнца.
Не слышно ни звука. И эта тишина, казалось, резала по ушам больнее скрежета стекла под острым ножом. Снова этот странный вопрос, не раз штурмовавший забитую мыслями голову: «А что если бы ты был мертв?»
Одиночество - не выход. Теперь Лед понял это, но было слишком поздно. Где сестра? Братья? Где родители? Где вообще кто-нибудь, кто мог бы помочь ему в трудную минуту, подставить крепкое плечо, сказать: "а жизнь-то продолжается!" и весело улыбнуться в ответ на его хмурый смешок? Тем не менее, эммесмера уже выбрал свой путь - путь в горьком, но гордом одиночестве, путь с бессмысленными шатаниями по пустынным пространствам и покинутым территориям.
Холод. Снова холод. Ещё не такой колкий и леденящий, не готовый сковать тело стальными тяжёлыми цепями. Зима вступает в свои права: мороз по утрам почти так же безжалостно бьёт по коленям свистящим кнутом, а дыхание, выходя из лёгких, превращается в белёсый пар и дымом растворяется в студёном воздухе.
Куча запахов вокруг... Блёда чувствовал сырость, затхлую воду и запах волчицы, следующей за ним. Он даже слышал стук её сердца. Светлый кисло улыбнулся и нахмурил брови, продолжая двигаться вперёд, не издавая ни звука. Слышно было лишь хруст наста под его сильными лапами.
Он ждал, даже жаждал, чтобы эта черная поведала ему свою мрачную историю о жизни, погрустила, опуская взгляд на белоснежное покрывало... А что бы делал хищник? Лишь медленно моргал, изредка подёргивая ухом, но впитывая каждое слово, словно губка. Он любил наблюдать, слушать, а после делать выводы, строить в голове какие-то логические цепочки из одного невнятного рассказа и жалоб на жизнь. Как же ему этого не хватало... Слишком много времени провел в одиночестве, проедая свою же собственную душу размышлениями о наскоро принятых в прошлом решениях. О том, что можно было бы тогда всё изменить, но он даже не пытался, боялся потерять собственные красивые иллюзии. Как глупо... Воспоминаниям нет места в настоящем, но, увы, поделать с собой эммесмера ничего не мог - они упорно забивали голову яркими вспышками забытых прожитых моментов.
Лёд тихо подошел к огромному дереву и повел носом. Возможно, он не хотел контакта, но внезапный прилив неведомой грусти заставил его отступить назад, опуская кончики губ в печальной улыбке. Не уходить. Остаться.
Определённо.
Блёдхгарм фыркнул и сел, понуро опустив голову. Ему опять хотелось поностальгировать - ох, это уже вошло в привычку - а в обществе это было куда более приятнее.
Он слышал, что она что-то сказала. Но слышать - не значит слушать.

17

Волчица вильнула хвостом и резко отвернулась. Даже это создание не хочет меня сожрать. Даже не интересно - пронеслось в голове Шерри. Она отвернулась. Теперь Шерр ясно поняла, что гигант не сможет её убить. Стало как-то скучно.
Одним словом Шерри погрузилась в тяжкие и печальные думы. Поговорить не с кем. Настроение опустилось ниже нуля. Холод пронизывал до костей. Мысли все спутались в комок - холод, снег, одиночество, смерть, опасность... Голова заболела у волчицы...
Островов-то четыре, поговорить не с кем. Словно мир объявил байкот - Подумала Шерр, приподнимаясь и отряхиваясь.

18

Время остановилось, выхватывая Блёхгарма из реальности и унося в лапы забвения. Ватные лапы превратились в неуправляемые щупальца. Все еще мутный взгляд уставился в черную волчицу, которая находилась в метре или меньше от эммесмеры. Статный и сильный, он вызывал необъяснимое уважение одним только видом и манерами, которые прорывались сквозь мускулы некой грацией и утонченностью. Помимо внешней привлекательности волк обладал умом.
Он принял более удобное положение лежа, чтобы оценить все вокруг. Где он, что он, почему он и как он? Последнее, что всплыло в его памяти - вереница гор; ослепительно сияющие их снежные шапки... И этого хватило, чтобы еще одна будоражащая судорога прошлась по спине, вызвав пляс мурашек.
Тишина и спокойствие? Тревога и напряжение? Что сейчас чувствовал Гарм?
«Так не должно быть, Лёд, опомнись! Тебе не подобало вести себя так!»
Эммесмера молчал, слушал тишину, все больше жалея о своем существовании. Зачем же, если доставляешь столько мерзости другим? Не лучше ли было сдохнуть где-нибудь еще тогда, когда покинул родной дом? Опять он затрагивал воспоминания. Может, светлый скрытый мазохист? Если же дорожит все одним и тем же, тем, что вселяет в него ужас? Страх - это всегда слабость. Он уже не может бояться... Голова опущена вниз, в ноздри бьет этот запах старины. Такой близкий и далекий... Конечно, страх пройдет.
Все пройдет.
Блёдхга...рм. — Его голос дрогнул на последнем слоге. Он сглотнул, прежде чем добавить это "рм". Снова агрессия перед неизвестностью, перед новизной. Понимая, что все равно он один на всю жизнь, ему надо было сохранить себя, нежели оборачиваться на тех, кто уже упал в этой давке времени... Все тянется медленно. Слишком медленно.
«Надо было прикончить с самого начала...  — Он опять словил себя на мысли об убийстве, — Ладно, ее за язык никто не тянул.» Он почти нутром чувствовал какое-то странное чувство вокруг темной. Он не знал его, частично оно даже было любопытно для его коллекции чужих эмоций, но и вселяло некую опасность. Не зная настоящих, ярких и положительных чувств, волк, как и всегда, испытывал что-то вроде осторожного интереса. Обычно холодного, но сейчас какого-то... полного энтузиазма, что ли.

19

Настроение всё ухудшалось, но несколько нахальная ухмылочка не сползала с морды. Скучно, чертовски скучно. Бедной чёрной волчице казалось, что мир плющится и давит бедную Шерр. Перед её лазурными глазами всё начинало плыть..
- Блёдхга...рм - выдавил волк, а Шерри некоторое время просто не слышала его, занятая мыслями, и только позже поняла смысл его фразы.
- Имя? - спросила чёрная волчица чисто из-за вежливости, сев, обмотав лапы своим хвостом, - Шерри. - равнодушием ответила Шерр, нисколько не меняя ни выражения морды, ни позы.

20

Он дёрнулся, подскочив с места, но тут же замер, вглядевшись в глаза. Шерри могла видеть его алые очи в опасной близости от себя. Почти черные из-за поглотивших цветную оболочку расширенных зрачков, почти безумные.  Пристальный взгляд подмечал с холодом слабость волчицы, инстинктивную неуверенность в движениях. Чувствовал Лед такой же оценивающий взгляд на себе - несомненно, она изучала, делала пометки, анализировала... или же он был слишком высокого мнения о ней.
Имя. Мое имя. — Шёпот был удивительно непонятен в этот момент. И первое произнесенное слово, нечёткое и дрожащее, отдалось слабым вздохом, исторгшимся из груди вместе с приглушенным рычанием. Острый взгляд метнулся по сторонам, ожидая появления какой-нибудь твари, но так его и не дождался - ответом на отсутствие подозрительных запахов и шорохов был тихий шелест веток.
— Шерри.
Тон почти что поразил - поразил неприятно. Пренебрежительное равнодушие звучало в голосе, отталкивая от себя и изничтожающая тонкость момента.
Откуда такая?
Спросил отрывисто, почти что холодно - пристальный острый взгляд вперился в тёмную морду, требуя немедленного ответа. Угроза смерти все ещё была осязаема - и имена не будут важны, если он раздерет её на кусочки. Тишина не успокаивала, но настораживала - неизвестно, что в ней таится, в её вечернем сумраке.
Блёда облизнул пересохшие от волнения губы и чуть нахмурился, ожидая самого необычного и оригинального ответа от суки. Многие любят язвить и острить, когда спрашиваешь у них такие наивные и глупые вопросы. Посмотрим, что придумает эта. Если вообще придумает. Может, она все-таки из нормальных?
Он инстинктивно желал развеять раздражающую неопределённость - если защищать, то от кого-то. А если убивать, то просто так.

21

- Откуда такая? - спросил волк. Казалось, к нему вернулось желание прикончить чёрную волчицу.
- Смысл? - ответила вопросом на вопрос Шерр, неторопливо приподнимая взгляд своих очей на глыбу, - Что ж, я не отсюда. - больше волчица не говорила, она сомкнула свои глаза и стала сплошной тенью, чёрной, сливающейся и тенями гигантских деревьев.
Нельзя точно сказать, что испытывала Шерри - злобу, а может что-то совсем другое... Эх, мысли закрутились в голове - так когда-то уже было - мысли просто летали в её голове, мешая думать о собственных желаниях и чувствах. Шерри помотала головой и открыла глаза. Мысли стали какими-то философскими, что увы не радовало волчицу.
Ещё одна деталь, которая портит настроение - погода... Ведь чёрная Шерри не любила ни зиму, ни снег, а сейчас было и то, и другое.

22

Холод. Везде холод. Он пробирает до костей, парализуя тело, путается в шерсти и гриве, забирая тепло и запахи. Но самый страшный холод - в душе. Ибо он поглощает тепло, распространяя пустоту. И тогда не хочется жить - даже просто существовать...
Но то ли здесь и правда тепло дыхания здешних драконов, то ли огонь разливается по её душе от того, что она бредёт по таким знакомым и родным сердцу местам.
Эллуна ритмично двигает сильными ногами, рассекая лес стремительной рысью. Гордо держа голову, хищница всё быстрее стала работать конечностями, равномерно и стремительно проносясь среди голых кустов, как призрак. Слишком быстро, слишком тихо... Слишком нереально. Она ловко лавирует между деревьев и наконец "выпрыгивает" на опушку леса. Плавно замедляя карьер, вороная остановилась и подняла голову, закрыв горящие синие очи. Ей на встречу дует сильный ветер, бьётся в грудь, упругими волнами ударяется в ноги и шею, поднимает роскошную гриву и хвост как чёрные паруса. Кобылица глубоко вдыхает его через тугие раздутые ноздри и выдыхает через приоткрытую пасть. Ничего нового. Воздух пресный и холодный, в нём нет запахов.
Луна ещё раз повторяет процедуру, скорее теперь просто из-за странного желания, и наконец улавливает кое-что интересное для себя. Два волчьих запаха - один до боли знакомый, вызывающий невольную коварную улыбку, а другой лишь клокочущее рычание в груди и оскал.
Вороная опустила голову и открыла кошачьи глаза. Да вот же они, сами волки - светлый эммесмера и какая-то чёрная волчица, явно не криптонянка. Зёнки Алу расширились - что бы они вот так спокойно сидели рядышком и о чём-то болтали? Ну совсем не похоже на того убийцу, которого она знает.
Алу решила довольно громко заявить о своём присутствии - привлечь внимание волка и напугать волчицу по возможности. Морфея забила в землю копытом и резко подняла корпус, вставая на ровную свечу. Громкое ржание разнеслось эхом по округе, заставляя зимующих птиц с криками подняться с ветвей и закружиться в сером небе, похожем на скомканную бумагу.
Вороная взбила передними ногами воздух и с глухим стуком удара встала на землю всеми четырьмя ногами. Тряхнув роскошной шевелюрой, к`яард поднял голову, с шумом выдохнул пар и устремил пронзительный взгляд на двух волков.
В голову кобылицы ударил азарт, разносимый кровью по всему телу. С каких пор она так делает? Слишком не похоже на неё, что бы быть правдой.

23

Только лошади не хватало. - волчица бросила полный презрительности взгляд на кобылу и вернулась к разговору с огромным волком. Несмотря на то, что это создание отличалось от лошади и называлось по другому, не имело никакого значения для чёрной волчицы, для неё  теперь это просто лошадь.
Чёрная шерсть ещё больше припорошилась снежком, хотя и развивалась на ветру. Волчица неторопливо смотрела по сторонам. Она немного переминалась с лапы на лапу, чтобы окончательно не окоченеть. Глаза смотрели на волка, которого она теперь решила взглядом досконально изучить.
Он был гораздо крупнее, о чём неоднократно было замечено. Он был красноглаз, силён и крепок, но больше Шерри удивляло, почему она ещё жива - этот вопрос её сильно волновал, но она отодвинула его на задний план, считая важным другое - что будет дальше?
Ох, жизнь Шерр - сплошь импровизация, абсолютная. Она не умела жить по-другому, да и не хотела.

24

Это было странное место, но очень красивое. Оно не напоминало ни Рай, ни Ад, а было чем-то средним между ними, если бы такое могло быть. Блёдхгарм никак не мог понять, как он сюда попал и что вообще здесь делает. Кто его сюда тянул?! Ах да, простите, голодный желудок. Вечный двигатель этого убийцы.
Он, кажется ,пропустил все слова волчицы мимо ушей. С первых минут она показалась ему слишком примитивной. Её пустые понты сейчас превратились в ничто.
Взгляд Гарма, устремленный в далекие небеса, был затуманен. Всего мгновение длилась невидимая схватка эммесмеры и природы. Тут он и понял, как устал. Как ему нужно было обрести душевный покой.  Медленно поднявшись, он обернулся, устремляя кровавые омуты глаз в сторону приближающейся Луны, о приходе которой ему доложил ветер.
А вот и сама она.
Коша-ара, — Еле заметно покачав опущенной мордой и ухмыляясь, задорным шепотом кликнул он кобылу. Хотя и прекрасно знал, что все его слова потонули в какофонии самых разных звуков: его собственный тембр, ржание Морфеи, гул ветра в ушах. Сердце бешено заколотилось, словно пыталось выскочить из груди. Волк с упоением вздохнул и улыбнулся. Именно этой "героини своего романа" он улыбался искренне. Остальным - нет. Повернув голову набок, светлый сверкнул алыми очами. Он молнией метнулся в сторону Змеи. Снежной волной накрыло обоих, лишь клыки были видны в этой снежной суматохе, которые в шутку пытались вцепиться в шкуру "соперника".

Отредактировано Блёдхгарм (2013-03-06 21:49:24)


Вы здесь » Фэгорт » Территории » Лес Шеогарт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC